Факультет психологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова Факультет психологии МГУ им. М.В. Ломоносова

Интервью с выпускницей факультета психологии МГУ,
кандидатом психологическим наук
Натальей Зенцовой

Наталья Игоревна Зенцова

Наталья Игоревна Зенцова – клинический психолог, кандидат психологических наук, управляющий партнер Научно-практического и обучающего центра психологического здоровья и реабилитации, руководитель отделения психотерапии, психокоррекции и ресоциализации ФГБУ «Национальный научный центр наркологии Министерства здравоохранения РФ».

 

Расскажите, почему Вы решили поступать на факультет психологии?

На мой выбор профессии сильно повлияло школьное время. Когда я училась, ко мне приходили советоваться одноклассники, ученики других классов. Я была своего рода «Гуру», к которому все обращались. Конечно, тогда это было не профессионально, и не было нужных знаний в области психологии. Не смотря на это, я всегда старалась помочь, чем могла, посоветовать что-то или помирить враждующих. Также у нас в школе был совет школы, когда возникали разные конфликты или проблемы, я представляла администрации взгляд со стороны учеников. В то время я начала постепенно изучать психологию, читала различные книги. Поэтому когда возник вопрос, какую профессию выбрать, у меня не было никаких сомнений, хотела быть только психологом.

Что Вы помните о начале учебы, были ли какие-то разочарования или трудности?

Я испытала некое разочарование, когда поняла, что будут предметы как высшая математика, логика, физкультура.… Когда зимой приходится вставать на лыжи, и несколько километров ходить по парку в довольно-таки холодную погоду - это тяжело. Было даже не разочарование, а ожидание: когда же будет то, что действительно интересно и нужно? Но я могу сказать, что лично я его преодолела тем, что пошла работать. На втором курсе мы с моей однокурсницей, под впечатлением от лекций о психологии раннего развития детей, разработали методику «Психологический английский для гиперактивных детей», которая заключалась в том, что за 45 минут занятия в игровой и очень веселой форме дети усваивали от 5 до 10 слов из английского языка. Мы обратились в один из детских центров и, неожиданно для нас самих, нашу методику приняли на «ура». В детском клубе нам выделили помещение и стали рекламировать наши занятия. Веселое и интересно было время. А потом, к сожалению, клуб закрыли.

Через некоторое время так получилось, что меня устроили в очень крупную страховую компанию страховым агентом. Проработав несколько месяцев, я получила должность начальника отдела урегулирования убытков. А что это такое? К тебе приходят клиенты, пострадавшие и потерпевшие люди, и просят выплату денег. В свою очередь ты должен дать столько денег, чтобы осталось и у компании. Но это еще не все. Надо было так «сэкономить», чтобы клиент не пошел жаловаться в вышестоящие инстанции, организации. То есть, ты некий посредник. Если ты делаешь большую выплату, то будет со стороны страховой компании выговор всему твоему отделу. Попала туда я на третьем курсе. Именно тогда я по-настоящему поняла, зачем нужна психология.

Наверное, чисто психологически Вам было тяжело заниматься такой работой.

Да, безусловно. Мне приходилось подстраиваться под каждого клиента. Я вспоминаю, что редкий рабочий день заканчивался без слез. Когда клиент начинал отстаивать свои интересы, надо было максимально все из него вытянуть, но при этом быть максимально корректной и вежливой, так сказать «держать марку компании» чтобы клиент «оторвался» на тебе, а не дома, написав письмо-жалобу в вышестоящие инстанции.

Долго вы там работали?

Я проработала год. На большее меня не хватило. Вспоминаю как страшный сон, но опыт для меня, конечно, был колоссальный.

Как формировались Ваши психологические взгляды во время учебы?

На меня произвела сильное впечатление экзистенциально-гуманистическая психотерапия, прочитав работы Эриха Фромма, Ирвина Ялома, Джеймса Бьюдженталя, была сильно впечатлена. Очень понравилась клиент-центрированная психотерапия Карла Роджерса. Интересно было изучать системную семейную, основы консультирования и психотерапии. Однажды я съездила на мастер-класс к Ирвину Ялому, пообщалась с ним лично. Он достаточно пожилой человек, а мастер-класс вел его со своей женой. Меня поразило его отношение к аудитории, как он общался с людьми, с одной стороны очень просто, но с достоинством и большим уважением, и живым интересом. Одним словом, я была впечатлена. Но я не могу сказать, что, когда я училась, у меня было конкретное представление, в какой области психологии мне получить образование.

Вы закончили кафедру клинической психологии, верно?

Да, я закончила клиническую кафедру. Причем при поступлении нам надо было сразу выбрать кафедру, не успев начать учиться. Было замешательство, потому что, еще не изучив психологию как следует, ее отрасли и модальности психотерапии, нужно было определиться, кем ты хочешь быть, выбрать узкую специализацию. Это было сложно. И я, скорее всего, руководствовалась советами окружающих и тем, что если ты пойдёшь на кафедру клинической психологии, потом сможешь работать практически в любой области психологии. Также я смотрела на сами предметы, потому что мне хотелось заниматься психотерапией, а ее на клинической кафедре достаточно много. Серьезно всё обдумав, в итоге я выбрала именно ее.

Расскажите про своих научных руководителей?

Дипломную работу я защитила под научным руководством Теперик Риммы Федоровны (кандидат психологических наук, доцент кафедры нейро- и патопсихологии МГУ имени М.В. Ломоносова). Изначально мне очень хотелось заниматься семейной психотерапией, но когда я пришла к Римме Федоровне, она посоветовала мне заняться психологией зависимостей, потому что это было актуальное и современное направление. Под ее руководством я защитила диплом про психологические особенности лиц, склонных к интернет-зависимости и особенности их отношения ко времени. С того времени у меня появился серьезный интерес к изучению психологических особенностей зависимых лиц и разработке методов психотерапии, способствующих отказу от зависимого поведения.

Кандидатскую диссертацию я писала и защитила под руководством доктора медицинских наук, профессора Сироты Натальи Александровны и доктора психологических наук, профессора Зинченко Юрия Петровича по теме: «Когнитивные факторы психосоциальной адаптации лиц, зависимых от алкоголя и героина». На сегодняшний день я продолжаю заниматься изучением проблем зависимости и проблем реабилитации. С одной стороны, это давнее направление в области наркологии. С начала 70-х годов наркология как наука сформировалась и занималась проблемой зависимости, но для нашей страны проблема реабилитации лиц, зависимых от наркотиков, алкоголя является актуальной в плане разработки именно не медицинского, а психологического этапа реабилитации таких пациентов. На сегодняшний день нет единых стандартов психологической реабилитации, критериев оценки, определенной федеральной программы, как должна строиться реабилитация, нет нормативно-правовых актов, регулирующих данный процесс. Это мой научный интерес, та область, в которой я хочу сделать что-то полезное для нашей страны.

Вы сейчас этим занимаетесь?

Моя деятельность охватывает несколько направлений, я занимаюсь созданием и разработкой программ психологической реабилитации для реабилитационных центров, разработкой методов повышения эффективности процесса реабилитации, консультированием зависимых лиц, семейной психотерапией, организационным консультированием. Это сложилось из моей практики. Являясь научным руководителем психологического центра («Научно-практический и обучающий центр психологического здоровья»), в процессе помощи людям и организациям осваиваешь много областей психологии сразу.

Можете подробнее рассказать про межфракционную депутатскую рабочую группу по вопросам профилактики и комплексной реабилитации наркомании, ВИЧ-инфекции и других социально значимых заболеваний?

В Государственной Думе существует такая практика, когда для решения какой-либо национальной проблемы, прежде чем разработать закон или федеральную программу, создается рабочая группа, куда бы входили депутаты из разных фракций. Наверное, мы сделали ноу-хау, попытавшись соединить не только депутатов, но и ведущих экспертов и специалистов в области проблемы наркозависимости, ВИЧ-инфекции и других социально значимых заболеваний. Целью этой группы является консолидации усилий экспертов, в том числе государственных учреждений и некоммерческих организаций в решении различных проблем. В нашей стране существует около 1000 не государственных реабилитационных центров, но нет закона, регулирующего их деятельность, и никто не знает, на каких условиях они оказывают помощь и реабилитацию. Нужно анализировать и изучать данный вопрос, вводить какие-то общие стандарты, что допустимо делать в реабилитационных центрах, а что – нет.

Задачи этой группы достаточно широки. Это и объединение действующих государственных и некоммерческих организаций осуществляющих деятельность в сфере профилактики наркомании и других видов зависимости, ВИЧ-инфекции и других социально-значимых заболеваний, употребления психоактивных веществ, медицинской, психологической, социальной реабилитации и ресоциализации при наркомании, для выражения интересов данной целевой группы. Обсуждение актуальных проблем и разработка предложений по улучшению и повышению качества и доступности предоставляемых услуг в сфере медицинской, психологической, социальной реабилитации и ресоциализации, профилактики наркомании и ВИЧ-инфекции. Участие в проводимой Государственной Думой РФ экспертизе проектов, федеральных законов, законодательных актов и нормативных документов по актуальным проблемам, входящим в компетенцию Рабочей группы, а также подготовка соответствующих предложений в законодательные и исполнительные органы власти по основным направлениям государственной и социальной политики в этой области.

Очень важно решить проблему образования специалистов, которые бы занимались вопросами наркологии. На сегодняшний день ни один психологический ВУЗ не выпускает таких специалистов. Психолог, работающий в наркологии должен много чего знать и уметь, это достаточно специализированные навыки. Он должен освоить методы групповой психотерапии, уметь проводить тренинги, знать психологию манипуляций. Зависимые лица, как известно, большие манипуляторы. Среди специалистов даже существует поговорка «если работаешь с наркоманом, у тебя есть где-то десять первых минут после знакомства, чтобы наркоман составил о тебе впечатление». Если за это время психолог не произвел впечатления, что компетентен, ему можно доверять, что он действительно сможет помочь решить проблемы, то дальнейшее взаимодействие не получится.

Как Вы туда попали?

Являясь советником в ряде реабилитационных организаций, в том числе я консультирую Благотворительный Фонд по формированию здорового образа жизни «Центр здоровой молодежи», которым руководит Никита Лушников. В процессе работы у нас сформировалась идея о создании такой группы, которая позволила бы консолидировать усилия государства и общества и разработать единые стандарты немедицинской реабилитации для нашей страны. Поскольку с деятельностью Фонда Сергей Владимирович Железняк (вице-спикер Государственной Думы) был уже знаком, идею поддержал, и существующая на тот момент в Государственной Думе группа по вопросам ВИЧ-инфекции была преобразована и расширена.

Что бы Вы могли назвать своими достижением, чем Вы гордитесь?

Наверное, самое главное для меня (да и для любого человека) достижение – моя семья. Я счастлива, что у меня замечательная семья, муж. Как бы тяжело мне не было на работе, какие бы взлеты и падения я не переживала, у меня всегда есть некий оазис, место, где мне хорошо и меня поддержат. Я считаю это очень важно.

Я горжусь тем, что спасла жизни людей от зависимости, потому что мы знаем, что у наркозависимости, к сожалению, если не прекратишь – исход один, это смерть. К сожалению, помочь удается далеко не всем, специфика заболевания коварная. Если говорить о моих профессиональных достижениях, я могу сказать, что мы одни из первых обобщили международный опыт в области реабилитации, выпустили пособие по международному опыту. До нас никто такую обширную работу не делал. Совместно с одним из основателей реабилиталогии в наркологии Тарасом Николаевичем Дудко мы написали книгу «Введение в психологическое консультирование в наркологии». Коллективом экспертов мы разработали комплексную программу психосоциальной реабилитации для лиц с химической и нехимической зависимостью, которая внедрена и работает в 40 центрах реабилитации нашей страны. Я горжусь тем, что основала Научно-практический и обучающий центр психологического здоровья, который достаточно успешно существует сейчас и помогает многим реабилитационным центрам сделать процесс реабилитации качественнее и эффективнее и таким образом, помочь как можно большему количеству зависимой молодежи от казаться от наркотиков.

Расскажите про свое второе высшее образование.

 

Второе высшее образование я получила в области финансового менеджмента. Когда вместе со своей коллегой и подругой, с которой мы учились в университете, основали свою первую компанию «Психологическая студия успеха», мы думали, что на следующий день к нам выстроятся очереди на оказание консультативных услуг. Поскольку денег на рекламу в журналах и газетах у нас не было (мы стартовали без бюджета), мы буквально приставали к своим знакомым, которые собираются, например, покупать машину в автосалоне, чтобы сделать мини-презентацию наших услуг. В один прекрасный день мы получили заказ от сети салонов мехов в ГУМе для того, чтобы провести оценку персонала, его аттестацию, провести тренинги для персонала. Поскольку моя коллега была тоже клиническим психологом, мы поняли, что не хватает определенных знаний и умений. Тогда я поняла, что организационный коучинг - это востребовано. Если получить образование в области менеджмента, мои услуги и практика, которые я могу предложить, станут более широкими и обширными. На сегодняшний день я могу сказать, что совершенно не жалею о том, что получила второе высшее. Мне это помогает даже в области наркологии, когда я консультирую реабилитационные центры, рассказывая как правильно стратегически планировать развитие организации, общаться и взаимодействовать с персоналом, клиентами, как оформлять какие-либо документы в центре.

Можете ли Вы сказать, что обучение на факультете стало основательной базой для Вашей профессиональной карьеры?

Безусловно. Во-первых, те предметы, которые когда-то я не любила, на самом деле сформировали мой кругозор. Эта база дает то, что придя в любую организацию или компанию, не являясь экспертом, я могу во всем разобраться, глубоко вникнуть в проблемы предмета, широко смотреть на ситуацию. Это мне дало образование на факультете. Умение работать с книгами и литературой – тоже важный навык. Я общаюсь сейчас с очень многими людьми, с которыми мы учились. Все достаточно успешны и нашли свое место в жизни.

Что больше всего Вам запомнилось из обучения на факультете? Есть ли у Вас какие-то яркие воспоминания?

Наверное, с особым трепетом мне вспоминаются разные лекции. Я очень любила лекции по психотерапии и семейному консультированию Спиваковской Аллы Семеновны, помню, на ее лекциях у нас всегда был аншлаг, сбегались студенты с других кафедр послушать, насколько интересно и просто она давала предмет. Она никогда не читала по учебнику, давала огромное количество интересных примеров из жизни и практики.

Очень любила лекции Соколовой Елены Теодоровны, Печниковой Элеоноры Сергеевны. Психология личности Асмолова Александра Григорьевича. Лекции Гиппенрейтер Юлии Борисовны, Риммы Федоровны Теперик. Наверное, лекции этих профессоров действительно производили во мне инсайты, открытия и происходило переосмысление многих вещей.

Каким Вы видите свое дальнейшее развитие?

В дальнейшем я собираюсь заниматься тем, чем занимаюсь. Хотелось бы еще уделить внимание образовательным технологиям для психологов, чтобы они соответствовали Европейским стандартам. Я считаю, что настало то время, когда нужно вводить обязательное лицензирование или сертификацию психологов. В нашей стране ты можешь написать, что ты коуч, психолог-экстрасенс, парапсихолог, не имея никакого психологического образования. И люди идут, не разбираясь, что это такое. Марка того, что ты психолог, упала. К сожалению, не всегда людям оказывается качественная помощь. На мой взгляд, пора вводить лицензирование или сертификацию психологов на право оказания психологической помощи в нашей стране. Важно, чтобы специалисты помогающей профессии получили высшее психологическое образование ( а не усеченное, на каких-либо курсах, как сейчас модно в нашей стране), прошли бы собственную супервизию и дополнительное обучение, часы практики. Это очень важно: экологичность и профессионализм в профессии.

Конечно, мне хочется сделать что-то полезное для нашей страны в области наркологи, которой я уже занимаюсь девять лет. Если удастся создать какой-то нормативно-правовой документ, который принесет массу изменений в этой области, я скажу себе, что сделала что-то полезное и важно для страны. Нельзя никогда останавливаться. Надо двигаться вперед и продолжать развиваться.

Вам не хотелось бы начать преподавать?

Я веду тренинги и различные мастер классы. Сейчас на факультете психологии совместно с экспертами межфракционной рабочей группы нами разрабатывается программа дополнительного образования в области психологического консультирования и психотерапии в наркологии. Вообще, с институтских лет у меня была мечта: создать образовательную программу, которая бы была максимально посвящена практике. Я считаю, что теория и практика – это два разных понятия, по крайней мере в области наркологии. Ты можешь много чего знать, но наркоманы тебя не признают и не пойдут к тебе на психотерапию. Также можно мало владеть нужными знаниями, но настолько хорошо взаимодействовать с клиентами, что профессионалам будем чему поучиться именно у тебя.

Чтобы Вы пожелали студентам и выпускникам факультета психологии?

Я бы пожелала максимально охватить лекции среди различных специализаций. На факультете, с точки зрения образования, дисциплины разделяются различные направления: социальная психология, клиническая и т.д. На практике все происходит немного иначе. Когда к тебе приходит клиент и говорит: «Знаете, у меня зависимость, а также у меня проблемы на работе, хочет уйти жена или муж, у ребенка в три года начался какой-то возрастной кризис…» Ты не можешь сказать, что помочь можно только с проблемой зависимости, так как у тебя нет знаний по возрастной психологии. На практике приходится решать все. Клиент не приходит только с одной проблемой. Как правило, это клубок проблем, многие сферы человеческой жизни. А распутывать все надо именно тебе.

Поэтому, здорово, если студенты будут находить время и бывать на лекциях разных специалистов чтобы получить полное представление о том, что же такое психология. А ведь эта наука невероятно глубокая, интересная и многогранная.

Порекомендовала бы я также всем пройти собственную психотерапию. Важно знать свои собственные паттерны поведения, чтобы не вешать их на клиента. Нельзя навязывать «собственную карту» клиенту.

Начиная собственную практику, обязательно обратитесь за супервизией к профессионалам. Под их руководством вы сможете понять, что делаете не так, увидите свои ошибки, чтобы в процессе их можно было исправить.

Обучайтесь разным модальностям психотерапии. Чем большему количеству модальности вы обучитесь, тем большее количество инструментов будет у вас для работы с клиентами. На мой взгляд, чем большее количество методов знает психолог, тем больше вариантов помочь клиенту у него есть. Мы должны быть достаточно гибкими, варьировать методы для того, чтобы максимально в короткие сроки и эффективно помочь нашему клиенту. Наверное, самым моим главным пожеланием будет – найти себя в профессии и самореализоваться.

О факультете | Поступающим | Научная работа | Психологи МГУ | Форум | Ссылки

Факультет психологии Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова
125009, Москва, ул. Моховая, д. 11, стр. 9. Схема проезда.
Тел. (495): 629-76-60 и 629-48-02 (приёмная комиссия), другие телефоны. E-mail отдела связей с общественностью.

Дизайн и поддержка сайта 1997-2017: Станислав Козловский